Главная  Строительство 

«здесь будет город-сад»!

от разрухи до возрождения

 

Три века Константиновского дворца:

 

Новая Версалия

 

Наш журнал неоднократно поднимал проблему сохранения исторических архитектурных памятников, судьба которых вызывала наибольшие опасения. Особое внимание мы уделяли Константиновскому дворцу в Стрельне, о котором рассказывали на страницах информационного раздела не раз. И вот теперь мы наконец-то можем с уверенностью заявить, что этому дворцу в отличие от других усадеб и имений, расположившихся по соседству, крупно повезло.

 

Монарх долго и придирчиво отбирал проекты будущего дворца. Наконец, он сделал окончательный выбор в пользу варианта, предложенного итальянским архитектором Николо Микетти. Торжества по поводу начала возведения состоялись в 1720 году в присутствии иностранных послов и императора. По свидетельству одного из очевидцев, Петр собственной монаршей рукой заложил первый камень в основание своей резиденции, после чего он и посланники из разных государств подняли бокалы за успешное окончание строительства.

 

История Стрельнинского дворца началась в первой четверти XVIII века в эпоху правления Петра Первого. После окончания Северной войны на Заячьем острове государь основал крепость Санкт-Петербург, а спустя некоторое время на острове Котлин— крепость Кронштадт. И, под защитой этих двух крепостей в Стрелиной мызе, была заложена будущая резиденция императора. Новая Версалия, по задумке Петра, должна была прорубить дипломатическое окно в Европу.

 

После отъезда Николо Микетти работы по созданию дворца продолжались, но все медленнее и медленнее. Окончательно строительство прекратилось к 1730 году, и здание начало приходить в запустение.

 

Однако в 1721 году темп работ значительно замедлился, поскольку монарх отдал предпочтение Петергофу, и парадная резиденция переехала туда. В том же году Николо Микетти уехал в Италию для закупки мраморных скульптур, прихватив с собой все чертежи дворца, и более в Россию не вернулся. Поэтому долгое время считалось, что идея дворца принадлежала то ли Леблону, то ли Растрелли, которые продолжили строительство. И только в 70-х годах ХХ века чертежи с автографом Микетти были случайно обнаружены в римских архивах, что помогло восстановить истинное авторство проекта.

 

Дочь первого русского императора, Елизавета Петровна, в 1740 50 г.г. поручила завершить замысел Петра другому знаменитому архитектору – Франческо Бартоломео Растрелли. Благодаря ему дворец приобрел элементы итальянского барокко с присущей этому стилю пышностью. Например, тройную аркаду дворца, прорезающую центральную часть здания, оформили пучками колонн, поддерживавшими балкон необычной формы.

 

Непопулярная резиденция

 

Растрелли же решил возвести у западных и восточных границ парка пилоны караульных ворот. Пилоны, выполненные из кирпича, были украшены колоннами, увенчаны капителями ионического ордера. Помимо декоративного значения, они выполняли служебную роль – в них от дождя и снега могли укрыться часовые.

 

Архитектурно-композиционная доминанта ансамбля дворца— Нижний парк, который заканчивается на самом берегу Финского залива. При Петре Жан Батист Леблон прорыл в Нижнем парке три канала – Восточный, Центральный и Западный, а по инициативе Николо Микетти в парке появились поперечный канал, диагональные дорожки и партеры перед дворцом.

 

Три Константина

 

Как ни странно, дворец не пользовался большой популярностью у царской семьи – все августейшие члены предпочитали отдыхать в других резиденциях. Поэтому он долгое время оставался необитаемым, а непогода и морские ветры постепенно разрушали постройки.

 

Помимо этого, Воронихин завершил отделку гротов, задуманных первым архитектором дворца. Это своеобразные садово-парковые павильоны, имитирующие натуральные пещеры. Эффект естественности достигается за счет того, что своды и стены облицованы морским камнем, раковинами или туфом. В 27 комнатах подвалов гротов находились винные погреба. В петровское время и позже в них хранились токайские и венгерские вина.

 

В конце XVIII века весь комплекс перешел в собственность великого князя Константина Павловича, сына Павла I. Чтобы сохранить исторический облик ансамбля, цесаревич обратился к русскому архитектору Андрею Воронихину, автору знаменитого Казанского собора в Санкт-Петербурге. Кроме воссоздания фасадов дворца, великий зодчий спроектировал и возвел маршевые лестничные спуски, ведущие с большой террасы в Нижний парк, позже «одетые» архитектором А. Штакеншнейдером в каррарский мрамор.

 

После смерти Константина Павловича император Николай I подарил стрельнинскую усадьбу своему сыну – великому князю Константину Николаевичу. Именно с тех пор за дворцом закрепилось название – Константиновский. Ансамбль вновь стал реконструироваться. Архитектором Х. Мейером были надстроены оригинальные чугунные фонари, ведущие из бельэтажа на террасу. А Штакеншнейдер застеклил пространство между колоннами тройной аркады. Под ней находились многочисленные декоративные деревья и цветники, что создавало эффект зимнего сада. По его же проекту были заново отделаны Мраморный и Голубой залы. Здесь же, в 1858 году родился еще один Константин – князь Константин Константинович Романов. Этот владелец стрельнинской усадьбы впоследствии стал блистательным поэтом, известным в литературных кругах под инициалами К.Р. .

 

Окончательный облик ансамблю придал архитектор Луиджи Руска. Он по-своему решил планировку бельэтажа и больших парадных залов дворца, а над центральной частью здания надстроил бельведер. Цесаревич любил свое имение и жалел, что не может бывать здесь чаще…

 

После большевистского переворота в 1917 году все ценности, которые были собраны в резиденции за два с половиной века, вывезли из дворца. Личные вещи августейшей фамилии – книги, документы – были рассеяны по многим советским музеям и архивам.

 

Революция, разруха, война…

 

В годы военного лихолетья дворец был нещадно разрушен, а после войны здание восстановили под нужды Ленинградского арктического училища, которое размещалось здесь аж 30 лет. Некогда прекрасные залы перепланировали в казармы. Пришли в негодность водопровод, системы отопления…

 

Константиновский дворец опять пришел в упадок. Историческая отделка залов была утрачена, дворцовая мебель расхищена, скульптуры разбиты. В 30-х годах XX века власти не могли придумать ничего лучше, чем разместить здесь детскую трудовую школу-колонию. В 1938 году дворец опять подвергся значительной перепланировке, теперь уже под санаторий.

 

Не обошлось и без турецкоподанного, некоего владельца мифической авиакомпании Петр I. После неудачной попытки приобрести дворцовый комплекс Знаменка под игорное заведение b2b мен обратил свой взор на руины лежащего по соседству дворца. Ему даже удалось выбить из КУГИ и КГИОП соответствующее решение о передаче здания новому арендатору на 49 лет. Не нужно иметь и семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что же хотел сделать из дворца этот господин. К счастью, непонятная сделка сорвалась благодаря своевременному вмешательству петербургской общественности.

 

В 80-х годах ЛАУ попросили выехать из дворца. В 1990 году решением ЮНЕСКО весь комплекс был передан под его защиту. Но, к этому времени защищать было уже практически нечего. Также дворец пытались спасти АО Ролс, благотворительный фонд Константиновский Дворец. Но потенциальные инвесторы, видя развалины гиганта, не решались поднимать стрельнинский Титаник.

 

Та же общественность, видя катастрофическое разрушение памятника петровской эпохи, решила стучаться во все двери. В Смольном призыв услышали, и вот губернатор Яковлев в 2000 году обратился к президенту Путину с просьбой срочно вмешаться в судьбу Константиновского дворца.

 

Хэппи-энд стрельнинского Титаника

 

Теперь дворец обрел свой первоначальный вид. В Мраморном и Голубом залах проходят саммиты и ассамблеи, а в бельведере президенты беседуют тет-а-тет. На террасах дворца перед гостями выступают мировые оперные и эстрадные звезды, в Нижний парк посетители спускаются по восстановленным гранитным воронихинским лестницам с электроподогревом. А в подвалах возрожденных гротов VIP-персоны, как и во времена Петра, дегустируют токайские вина.

 

По решению Президента России в 2001 году здание и парк передали в ведение президентской администрации и ансамблю торжественно присвоили звание Государственный Дворец конгрессов. В ноябре того же года во дворец и парк пришли… нет, не строители, а саперы. И не зря, здесь нашли много неразорвавшихся снарядов и бомб, оставшихся после страшной войны. Работа закипела, и $300 млн и 6000 человек сделали совершенно невозможное – за 1,5 года возродили комплекс к жизни.

 

В восточном флигеле дворца для посетителей развернуты музейные экспозиции. Здесь представлена выставка государственной символики и морской славы России. Также можно побывать в воссозданных покоях Великого князя Константина Константиновича, увидеть кабинет, где он творил свои произведения, вероятно вдохновляясь чудесными видами из окна, рояль, за которым музицировали все члены семьи и многие другие предметы, принадлежавшие владельцам усадьбы.

 

У южного фасада дворца во время празднования юбилея города был торжественно открыт памятник основателю резиденции, Петру Первому. Это копия памятника в Риге, установленного в 1910 году по случаю 200-летия со дня присоединения Лифляндии к России. Интересно, что на этом самом месте до революции стоял памятник Архангелу Михаилу, а затем после войны – Владимиру Ленину.

 

Не узнать и сам парк. До восстановительных работ он представлял собой запущенный лес: старые деревья, заросшие газоны, обмелевшие каналы, разрушенные мосты. Во время реставрации были воссозданы заново все мосты, прочищены каналы, берега облицованы гранитом, больные деревья вырублены и высажены 1300 новых лип. Теперь, по документам петровского времени, Нижний парк вернул себе первоначальный вид. Непременным элементом регулярного ландшафтного парка являются орнаментальные газоны. Сегодня они выложены мраморной крошкой и битым кирпичом, а в центре бьют небольшие фонтаны.

 

Со стороны Петергофского шоссе ко дворцу ведет парадный въезд с пилонами и воротами, по всему периметру комплекса установлена металлическая ограда. А все замечательные творения великих зодчих России отражаются в огромном водном зеркале восстановленного Большого дворцового пруда.

 

Денис ЯШУГИН (фото автора),

 

При реконструкции Нижнего парка удалось воплотить и давнишний замысел самого Петра Первого, который мечтал о том, чтобы по центральному каналу можно было подплыть непосредственно к главному входу во дворец. Именно так в дни празднования 300-летия Петербурга был доставлен к Константиновской резиденции вместе с почетными гостями президент России Владимир Путин.

 

(При подготовке статьи были использованы материалы путеводителя Стрельна, Издательство Морской Петербург, 2003 год).

 

Илона ШИШХОВА

 

 

Началось с того, что в конце 1898 года четверо граждан, значившихся в документах как коллежский советник С.М.Челищев, жена полковника Е.Н.Селецкая, «кандидат коммерции» М.В.Анненский и «кандидат коммерческих наук» Г.Л.Шалит основали строительное товарищество «Новый Петербург». Оно купило почти весь остров Голодай, а также часть самого Васильевского острова до Гавани и Смоленского кладбища.

 

«Здесь будет город-сад»! Одним из грандиозных петербургских строительных проектов начала ХХ века было создание на острове Голодай (ныне остров Декабристов) городского района под названием «Новый Петербург». К сожалению, как и с проектом «Царского городка» за Невской заставой, почти все намеченное осталось на бумаге, но кое-что все же сохранилось до наших дней.

 

Для доставки жильцов нового района предусматривалась постройка электрической железной дороги от «Нового Петербурга» до Николаевского моста (ныне мост Лейтенанта Шмидта). В западной части Голодая проект предполагал сооружение большой верфи для постройки морских пароходов, которая явилась бы единственной в Петербурге, поскольку до тех пор частные суда строились и чинились в Гельсингфорсе.

 

Товарищество объявило, что на этом громадном участке земли будет выстроен городской район под названием «Новый Петербург». Он должен был вместить до 600 зданий, в том числе церковь, часовню, кирпичные и газовые заводы, водокачки и т.д. Предполагалось, чтобы каждый жилой дом имел до 160 двух-, трех- и четырехкомнатных квартир, которые должны были сдаваться внаем с освещением и отоплением.

 

23 мая 1899 года состоялась торжественная закладка первого дома «Нового Петербурга». На церемонию собрались многие государственные лица и банкиры. Гостей встречал председатель товарищества Г.Л.Шалит – главный инициатор строительства. Когда собрались все приглашенные, на месте первого дома, фундамент которого был уже возведен, совершили молебствие, после чего барон Г.О.Гинцбург заложил первый камень. Затем представители духовенства обошли и окропили «святой водой» обширные владения «Нового Петербурга», а также дамбу, которую уже начали возводить силами нескольких сот крестьян Черниговской губернии.

 

Планы были грандиозные. Согласно ним, постройку «Нового Петербурга» предполагали осуществить за пять лет. Новому району обещались идеальные канализация и освещение. Громадная дамба должна была защитить «Новый Петербург» от наводнений…

 

Репортер одной из столичных газет, побывавший на Голодае спустя неделю после закладка первого дома, с восторгом писал: «По всему участку земли, занятому в настоящее время «Новым Петербургом», раскинулась сеть конно-железных дорог, приспособленных исключительно для перевозки товаров. Недалеко от берега стоят сильные землечерпательные машины, которые берут со дна морского чистый песок и им поднимают почву всего острова. Дамба, защищающая остров от напора волн Финского залива, растет со сказочной быстротой, а постройка первого дома ныне доведена до первого этажа»…

 

После этих церемоний все приглашенные прошли в специально установленную палатку, где был накрыт стол для завтрака. Выступал румынский оркестр, а для рабочих, которым тоже устроили завтрак, играл оркестр гвардейского флотского экипажа.

 

Постройка «Нового Петербурга» возобновилась только спустя десять лет. Все это время городские власти не раз обсуждали вопрос, что же делать с Голодаем, в то время как на его территории стали обосновываться временные владельцы. В 1910 году у прежних владельцев эту землю выкупила новая строительная компания, которая оставила за собой название «Новый Петербург». Ее учредителями стали итальянец Гуалино и почетный гражданин Одессы Бродский. Предприниматели, согласившиеся финансировать строительство района, считали, что в будущем, когда на взморье, вдали от промышленных окраин и шумного центра, будет построен этот принадлежавший им «город-сад», они возместят все свои затраты.

 

Однако уже в следующем году товарищество исчерпало все имевшиеся в его распоряжении деньги, и строительство «Нового Петербурга» замерло. Единственное, что успели построить – неотделанный пятиэтажный дом.

 

К сожалению, начавшаяся первая мировая война не дала осуществиться грандиозным замыслам. Единственным осуществленным фрагментом задуманного ансамбля стал дом на углу площади и центрального проспекта «Нового Петербурга», а также два здания, оформлявшие въезд на эту площадь, которая сегодня носит имя Балтийских юнг. В советское время строительство на острове Голодай возобновилось, но о проекте «города-сада» уже никто не вспоминал, хотя само название «Новый Петроград» в 1920-х годах указывалось на картах как микрорайон Васильевского острова.

 

И снова, как и на рубеже веков, речь пошла о создании нового городского района. Только теперь все выглядело гораздо серьезнее. К сотрудничеству были приглашены лучшие петербургские архитекторы того времени, среди которых –Ф.И.Лидваль и И.А.Фомин. Последний положил в основу планировки радикально-кольцевую систему: от центральной площади веером должны были расходиться несколько магистралей.

 


Итоги балтийской строительной недели. Зеркало в доме. Умный дом - дом xxi века. Новинка! плавающие полы из массива – экопол. Светлое будущее хрущевок. Готовь сани летом…теплые полы…. «baltic build – 2008»: диалоги о строительстве…. «здесь будет город-сад»!. Актуальные системы для петербургского рынка. Как обустроить балкон и лоджию. Детская комната: для ребенка, тинейджера, взрослого.

Главная  Строительство 



0.0016

 
Яндекс.Метрика